Стильный юрист
Назад

Почему женщины совершают преступления

Опубликовано: 16.05.2020
Время на чтение: 5 мин
0
2

Зачем какой-либо женщине вообще совершать преступления

В каждом человеческом обществе без исключения мужчины совершают подавляющее большинство всех преступлений и актов насилия. Почему так? Почему мужчины настолько более преступны и жестоки, чем женщины?

Существует множество культурных универсалий – характерных особенностей человеческого общества, являющихся общими для всех известных культур. Дональд Э. Браун определил первоначальный список «человеческих универсалий» (и написал целую книгу о них, метко названную «Человеческие универсалии») в 1991 году, а Стивен Пинкер обновил список в 2002 году в своей книге «Чистый лист».

https://www.youtube.com/watch?v=ytdevru

Вероятно, существует очень много культурных универсалий (вразрез с тем, что думают Франц Боас и культурные детерминисты), потому что человеческая культура является воплощением человеческой природы на уровне общества, а человеческая природа едина для всех людей.

Вот почему все человеческие культуры более или менее одинаковы и существует так много культурных универсалий. А в числе многих культурных универсалий существует явление, что мужчины в каждом обществе гораздо более преступны и жестоки, чем женщины.

Как я объясняю в предыдущем посте, люди в течение всей своей эволюционной истории были, в сущности, полигиничными, и у значительного количества женатых мужчин были многочисленные жены.

В полигиничном обществе некоторые самцы монополизируют репродуктивный доступ ко всем самкам, в то время как другие самцы остаются за бортом; в таком обществе некоторые самцы не имеют возможности размножаться вообще, тогда как почти у всех самок есть такая возможность.

Другими словами, существует грандиозная половая разница в вариациях пригодности; разница между «победителями» и «неудачниками» в репродуктивной игре намного больше среди мужчин, чем среди женщин. Эта огромная разница в вариациях пригодности у разных полов делает мужчин высококонкурентными в их борьбе ради того, чтобы не быть напрочь исключенными из репродуктивной игры.

Это соревнование среди мужчин приводит к высокому уровню насилия среди них (убийству, нападениям и рукоприкладству). Большое количество убийств среди мужчин (по сравнению с количеством убийств среди женщин или между представителями разных полов) является непосредственным результатом этого мужского соревнования ради спаривания.

В своем обширном исследовании убийств человека ведущие психологи-эволюционисты Мартин Дэйли и Марго Уилсон отмечают, что большинство убийств среди мужчин возникают от того что известно как «поверхностные размолвки». Типичное убийство в реальной жизни не изображено ни в одном из эпизодов фильма «​​Коломбо»: заранее обдуманное, хорошо спланированное и почти идеально осуществленное педантичным и умным убийцей.

Почему женщины совершают преступления

Вместо этого оно начинается как схватка за обыденные вопросы чести, статуса и репутации между мужчинами (например, когда один мужчина оскорбляет другого или пристает к чужой девушке). Драки обостряются, потому что ни один из них не хочет идти на уступки пока они не применят насилие и один из мужчин не погибнет.

Поскольку женщины предпочитают спариваться с мужчинами, обладающими высоким статусом и хорошей репутацией, статус и репутация мужчины напрямую согласуются с его репродуктивным успехом; чем выше статус и чем лучше репутация у мужчины, тем он более успешен в репродуктивном плане.

Поэтому мужчины в высшей степени мотивированы (пусть даже и неосознанно) защищать свою честь и часто идут для этого на крайние меры. Таким образом, Дэйли и Уилсон объясняют убийства между мужчинами через призму их (главным образом неосознанного) стремления защитить свой статус и репутацию в попытке получить репродуктивный доступ к женщинам.

Изнасилование может показаться исключением из этого рассуждения, потому что, в отличие от убийств и нападений, жертвами изнасилования обычно являются женщины, и, следовательно, отсутствуют соревнования самцов за статус и репутацию.

Однако тот же психологический механизм, который обязывает мужчин получать репродуктивный доступ к женщинам, конкурируя друг с другом, также может побуждать мужчин к изнасилованию. В подавляющем большинстве случаев злостными насильниками являются мужчины низшего класса и статуса, с очень расплывчатой перспективой получить законный репродуктивный доступ к женщинам.

Если это не является проявлением внутриполовой конкуренции и насилия среди самцов, изнасилование может обуславливаться мужскими психологическими механизмами, побуждающих их к незаконному получению репродуктивного доступа к женщинам, когда законных средств у них для этого нет.

Почему женщины совершают преступления

Кстати, именно поэтому смертный приговор может и не сдержать от убийства. Логика смертного приговора исходит из того, что большинство убийств являются преднамеренными. Потенциальный убийца внимательно и рационально взвешивает цену и преимущества этого поступка и решает не убивать, если затраты перевешивают выгоды.

https://www.youtube.com/watch?v=channelUCzmBj5SBfHuVaO0SXZGUS8g

Логика смертного приговора также предполагает, что уничтожение – это наихудшая возможная участь. С точки зрения эволюционной психологии есть кое-что похуже, чем смерть, и этот абсолютный репродуктивный провал ждет любого мужчину, который не соревнуется за спаривание в полигиничном обществе.

Если они конкурируют и сражаются с другими мужчинами, они могут умереть, будучи либо убитыми другим мужчиной, либо казненными государством. Тем не менее, если они не соревнуются, они определенно умрут – репродуктивно – не оставив ни одной копии своих генов. Поэтому они с таким же успехом могут конкурировать даже при риске гибели – альтернатива ведь гораздо хуже.

В моем следующем посте я объясню, как мы можем распространить эту логику, чтобы объяснить, почему мужчины совершают преступления против собственности.

В своем последнем посте я объясняю, как логика эволюционной психологии может объяснить, почему мужчины в полигиничных обществах вынуждены совершать межличностное насилие в виде убийства, нападения и изнасилования (и, помните, все человеческие общества в той или иной степени полигиничны, неважно единовременно или последовательно). Но как эволюционная психология может объяснить преступления против собственности?

Мы можем распространить на имущественные преступления ту же эволюционную логику внутриполовой конкуренции самцов в контексте полигинии и более значительной разницы в вариациях пригодности самцов.

Предлагаем ознакомиться  Выплаты оплаты труда в трудовых договорах

Если женщины предпочитают спариваться с мужчинами, обладающими большим количеством ресурсов, то мужчины могут увеличить свои репродуктивные перспективы, приобретая материальные средства. Однако, ресурсы в традиционных обществах, обычно бывают сосредоточены в руках мужчин постарше; мужчины помоложе часто не допущены к приобретению их законными способами и поэтому должны прибегать к незаконным средствам для овладения ими.

Один из способов это сделать – присвоить чьи-то ресурсы, украв их. Указанным образом тот же психологический механизм, мотивирующий такие насильственные межличностные преступления как убийства, нападения и изнасилования, может также мотивировать имущественные преступления в виде ограбления и кражи.

Мое предположение, что мужчины воруют для привлечения женщин, на первый взгляд может показаться странным, поскольку кража и другие формы вымогательства средств везде в человеческих обществах порицаются; в сущности, такое осуждение является еще одной культурной универсалией.

Однако весьма вероятно, что психологический механизм, который мотивирует молодых самцов совершать насильственные и имущественные преступления, развился у наших предков в ходе истории эволюции до разветвления на человекообразных обезьян и человека (5-8 миллионов лет назад), и даже до разветвления на обезьян и человекообразных обезьян (15-20 миллионов лет назад).

По существу мои рассуждения логически требуют, чтобы значимые психологические механизмы возникали до появления неофициальных норм, обращенных против насилия и кражи; в противном случае конкуренция на основе насилия и накопление ресурсов посредством кражи не приведут к более высокому статусу и репродуктивному успеху самцов, поскольку те будут изгнаны из общества за нарушение норм (если, конечно, преступное действие не будет полностью скрыто).

Я убежден, что нормы против насилия и краж могли развиться в ответ на психологические механизмы, толкавшие молодых самцов заниматься насилием и кражами. Тот факт, что насильственные и грабительские действия, которые люди классифицируют как преступные, довольно распространены среди нечеловекоподобных видов, у которых отсутствуют неофициальные правила против таких действий, увеличивает мою уверенность в этом предположении. Да, представители других видов также занимаются убийствами, изнасилованиями, нападениями и воровством.

Таковы некоторые из причин, по которым мужчины более жестоки и преступны, чем женщины во всяком человеческом обществе. Преступление и насилие вознаграждаются репродуктивными условиями, позволяя мужчинам уничтожить или запугать своих соперников и накопить ресурсы для привлечения партнерш, когда им не хватает законных способов приобрести такие ресурсы.

Но это только одна сторона монеты. Как насчет женщин? Учитывая то, что я сказал в двух последних постах, с чего бы какой-либо женщине вообще совершать преступления? Я рассмотрю женскую преступность в своем следующем посте.

В последних двух постах я объясняю логику эволюционной психологии, стоящую за преступностью самцов, почему самцы в полигиничных обществах вынуждены заниматься межличностным насилием и имущественными преступлениями для получения репродуктивного доступа к женщинам.

В то время как подавляющее большинство преступников во всяком человеческом обществе являются мужчинами, есть некоторые исключения; часть женщин совершает преступления. Однако, учитывая логику эволюционной психологии, на каком основании какой-либо женщине вообще совершать преступления?

Эволюционный психолог, сделавший больше всего для объяснения женской преступности – это профессор Энн Кэмпбелл из Даремского университета в Соединенном Королевстве. Она предлагает «оставшуюся в живых» теорию женской преступности, отвечающую на вопрос о том, зачем какая-либо женщина совершает преступления.

Сила эволюционно-психологического воображения

В моем последнем посте я привожу «оставшуюся в живых» теорию женской преступности Кэмпбелл, которая, среди прочего, заявляет, что женщины крадут меньше и реже, чем мужчины, потому что женщины крадут только то, что им необходимо для выживания, тогда как мужчины крадут отчасти для того, чтобы хвастаться и впечатлять женщин своими приумноженными средствами. Пять лет назад со мной приключилось кое-что, прекрасно иллюстрирующее этот момент.

Я перевелся в Лондонскую школу экономики и политических наук в июле 2003 года. В течение месяца по моему прибытию в Лондон кто-то ворвался в мой новый офис и украл два пустых чека, тщательно изъяв два, идущих не по порядку, чека из середины моей новой чековой книжки.

Когда я узнал из банка, что два чека были обналичены на £700 каждый, я сделал (статистически очень маловероятное, чтобы быть правдой) прогноз, что вор, должен быть женщиной. Согласно статистике Интерпола, 96% всех воров в Англии и Уэльсе в 1990 году были мужчинами, поэтому статистически маловероятно, что какой-либо вор в Лондоне окажется женщиной.

https://www.youtube.com/watch?v=ytpressru

Тем не менее, как оказалось мои чеки украли две женщины. Позже из банка, я узнал их полные имена, когда воры обналичили чеки и предоставили их себе на свои настоящие имена, демонстрируя, возможно, еще один логичный вывод в криминологии, что преступники менее умны, чем население в целом (в их защиту, однако, я должен отметить, что воры были ограничены сумасшедшими банковскими законами Великобритании, которые вообще не позволяют частным лицам обналичивать чеки – все личные чеки в Соединенном Королевстве для хранения должны быть переведены непосредственно на банковские счета. Так что они не могли превратить мои чеки в «наличку»).

Предлагаем ознакомиться  Должник совершил сделку дарения имущества отменить

Прочитав работу Кэмпбелл до этого инцидента в 2003 году, мне сразу стало очевидно, что воры, должно быть, были женщинами, потому что мне казалось, что £700 – это деньги на оплату аренды, а не деньги, чтобы хвастаться или привлекать женщин. Это такие деньги, которые необходимы, а не которые желаемы.

Я чувствовал, что мужчина-вор выдумал бы чек на £700 000 вместо £700. Конечно, у меня нет таких денег (и, как я полагаю, ни у одного из моих коллег из Лондонской школы экономики). Однако, с позиции вора, если есть хотя бы один шанс из 1000 (0,001%), что чек покроет эту сумму, тогда он все равно будет в выигрыше, делая рисковую ставку на £700 000 фунтов стерлингов, чем делая это ради безопасных £700.

Учитывая, что у мужчин гораздо более сильная расположенность к риску, я думаю, что вор-мужчина мог воспользоваться этим шансом. Такова сила эволюционно-психологического воображения; это позволяет вам узнать, кто мог украсть ваши деньги даже до того, как это сделает полиция.

Работа психологов-эволюционистов Мартина Дэйли, Марго Уилсон и Энн Кэмпбелл объясняет, почему мужчины настолько более жестоки и преступны, чем женщины, и почему эта разница на основе пола культурно универсальна.

Все-таки мне следует отметить, что, по данным Интерпола, в мире существует одно исключение из этого правила. Весомым меньшинством или даже большинством виновников во всех тяжелых преступлениях в Сирии из года в год являются женщины. Я откровенно сбит с толку этой статистической информацией; тем не менее, мне (или любому психологу-эволюционисту) очень сложно поверить, что сирийские женщины, единственные во всем мире, действительно в большей степени преступницы, чем женщины где-либо еще.

Я сильно подозреваю, что либо эти статистические данные отражают некоторую канцелярскую ошибку (например, неверно указаны отметки «мужчина» и «женщина», когда форма Интерпола была впервые переведена на арабский язык много лет назад, и одни и те же маркированные формы копируются и используются каждый год), либо же существуют некоторые культурные или институциональные причины (например, женщины могут регулярно брать на себя вину за преступления, совершенные их мужьями, братьями или отцами).

Я попросил нескольких сирийских экспертов дать вероятное объяснение, после того как я впервые заметил статистическую аномалию в 1997 году, но не нашел удовлетворительного объяснения. Однако я уверен, что сирийские женщины не совершают большинство тяжелых преступлений в своей стране. Как всегда говорил Фрэнсис Крик – соавтор открытия ДНК и, вероятно, величайший биохимик XX века: «Если факты не соответствуют теории, сначала поддайте сомнению факты».

Почему преступники глупее, чем законопослушные граждане

Криминологи давно в курсе, что у преступников в среднем более низкий уровень интеллекта, чем у населения в целом, но они не знают, почему. Гипотеза могла бы пролить свет на этот вопрос.

С точки зрения Гипотезы есть два важных момента. Во-первых, большая часть того, что мы сегодня называем межличностными преступлениями, такие как убийство, нападение, ограбление и воровство в условиях жизни предков были, по всей вероятности, обычными средствами мужской внутриполовой конкуренции.

Видимо, именно таким образом в течение большей части истории эволюции человека мужчины боролись за ресурсы и возможность спариваться. Они калечили и убивали друг друга, а также воровали друг у друга, если это им сходило с рук.

Мы можем сделать такой вывод исходя из того факта, что деятельность, которая классифицировалась бы как преступная, если бы она осуществлялась людьми, к примеру, убийство, изнасилование, нападения и воровство, довольно распространена среди других видов.

Криминалист Ли Эллис в 1998 году с помощью фото задокументировал множество случаев такой «преступной деятельности» у разных видов. Приматолог Франс де Ваал и его коллеги документально подтвердили жестокие убийства, нападения и другое межличностное применение насилия среди шимпанзе, бонобо и обезьян-капуцинов.

Во-вторых, технологии и институты, которые на сегодняшний день контролируют, обнаруживают и наказывают преступное поведение в обществе – камеры видеонаблюдения, тест на ДНК, полиция, суды, тюрьмы – с точки зрения эволюции все являются непривычными.

В условиях жизни предков формальный контроль за соблюдением норм со стороны третьих лиц был весьма незначительным, разве лишь контроль противной стороны (месть и бдительность жертв, их родственников и союзников) или неформальный контроль со стороны третьих лиц (остракизм).

Так что с точки зрения Гипотезы логично, что мужчины с низким интеллектом могут чаще прибегать к эволюционно знакомым способам соперничества за ресурсы (воровство вместо постоянной работы) и возможность спариваться (изнасилование вместо интернет-знакомств), а также не до конца понимать последствия преступной деятельности, которые навязываются эволюционно новыми субъектами поддержания правопорядка.

https://www.youtube.com/watch?v=ytaboutru

Мужчины с более низким уровнем интеллекта менее склонны взаправду понимать эволюционно новые факторы. Некоторые из этих эволюционно новых факторов – это альтернативные способы обретения и накопления ресурсов, которые они могли бы задействовать вместо эволюционно знакомых средств, относящихся нынче в цивилизованных обществах к уголовно наказуемым.

Предлагаем ознакомиться  Почему не берут на работу без прописки. Можно ли устроиться на работу без прописки в другом городе

Другие эволюционно новые факторы, которые они, менее склонны искренне понимать – это средства, используемые правоохранительными органами для того, чтобы обнаружить и схватить преступников. Следовательно, Гипотеза дает одно из возможных объяснений отрицательной связи между интеллектом и преступностью.

В то же время Гипотеза также выдвигает новое предположение в отношении умственных способностей и преступности. Как я уже отмечал, в то время как формальный контроль за соблюдением норм со стороны третьих лиц является эволюционно новым, контроль за соблюдением норм противной стороной или неформальный контроль со стороны третьих лиц является эволюционно знакомым.

В связи с этим Гипотеза определяет, что разница в интеллекте у преступников и законопослушных граждан исчезнет в ситуациях, когда формальный контроль за соблюдением норм со стороны третьих лиц слаб или отсутствует, а преступное поведение в значительной мере контролируется принуждением сторон: например, в ситуациях продолжительной анархии и при отсутствии государственной власти, – собственно, в любой ситуации, которая напоминает условия жизни предков.

Как это ни парадоксально, Гипотеза предполагает, что если полиция исчезнет, менее умные мужчины будут совершать меньше преступлений, ​​хотя в таком случае более умные мужчины вероятно будут совершать преступлений побольше.

Религия – это не корень всех зол

Я огромный поклонник «South Park». Как по мне, взгляд создателей «South Park» (Мэтта Стоуна и Трея Паркера) на каждый социальный и политический вопрос дня – прямо в точку, и я с гордостью определяю себя как «South Park-республиканца», что, по сути, подразумевает либертарианца. Я люблю «South Park», потому что, помимо прочего, Стоун и Паркер понимают природу человека лучше, чем предполагаемые эксперты, такие как Ричард Докинз.

Докинз и ему подобные (к примеру, Дэниел Деннет, Кристофер Хитченс и Сэм Харрис) рассматривают религию как корень всех зол, а также рисуют в своем воображении и пропагандируют утопическое общество, где не существует религий и все являются атеистами. Они считают, что войны и насилие исчезнут, если мы устраним из человеческого общества религию. Докинз и компания ошибаются, по крайней мере, на двух фронтах.

Во-первых, как я поясняю в предыдущем посте «Почему мы верим в Бога?», религиозность – вера в высшие силы – это, вполне возможно, побочный результат эволюционировавшего психологического механизма. Это означает, что, скорее всего, мы эволюционно созданы для того, чтобы верить в Бога. Мы верим в Бога, поскольку мы – параноики и параноидальное состояние часто спасало нашу жизнь.

Вера в высшие силы – это часть нашей естественной человеческой природы. Поэтому всему человечеству было бы практически невозможно отказаться от религии и быть сплошь атеистами. Люди не могут полностью отказаться от веры в высшие силы так же, как они не могут полностью отказаться от любого другого звена врожденной человеческой природы, таких как сострадание, любовь или интеллект. Это возможно для некоторых, но не для всех.

Во-вторых, как блестяще демонстрирует эпизод «South Park» «Вперед, Бог, вперед», состоящий из двух частей, религия – это не первопричина всего насилия в мире, а всего-навсего оправдание. Только потому, что большинство войн в истории человечества основывались и оправдывались религией, не означает, что без религии эти войны не произошли бы.

Настоящей первопричиной всего человеческого насилия является маскулинность, а не религия или что-то еще, что мужчинам случается использовать в качестве оправдания или причины. Мужчины сражаются, потому что они жестокие, и сражаться – это часть мужской человеческой природы. Если вы уберете религию, мужчины найдут еще одну отмазку, чтобы побороться.

В эпизоде ​​«Вперед, Бог, вперед» Картман оказывается в мире будущего, где, благодаря Ричарду Докинзу, все являются атеистами, а религии не существует. При этом там существуют нескончаемые насилие и войны, так как разные группы атеистов (и выдры) сражаются друг с другом по причине того, что они по-разному себя называют.

Независимо от того, осознают это Стоун и Паркер или нет, скорее всего, это то, что произойдет в мире, о котором грезят Докинз и др. Войны в совершенно атеистическом мире без религии все равно будут. Мужчины найдут другие причины, чтобы вести войны между собой.

И это не просто мультяшная выдумка. Текущая и затянувшаяся гражданская война в Сомали, начавшаяся в 1988 году и усилившаяся в январе 1991 года, когда центральное правительство Мохаммеда Сиада Барре бежало из Могадишо и оставило всю страну в её первобытном состоянии, велась между подкланами в пределах одного и того же клана внутри одного и того же племени принадлежащего к одной расе и одной религии.

Для тех, кто участвует в войне, различия между подкланами (по всей вероятности, незначительные для иноземцев) являются обоснованными и достаточно многозначительными, чтобы из-за них уничтожать друг друга. И тем не менее, было бы абсурдно утверждать, что существование подкланов порождает насилие, или что в Сомали не было бы войны, если бы не существовали подкланы. Мужчины всегда найдут оправдание для потасовки. Стоун и Паркер знают это, а Докинз нет.

https://www.youtube.com/watch?v=upload

Источники:Часть 1, Часть 2, Часть 3, Часть 4, Часть 5, Часть 6.

, , ,
Поделиться
Похожие записи
Комментарии:
Комментариев еще нет. Будь первым!
Имя
Укажите своё имя и фамилию
E-mail
Без СПАМа, обещаем
Текст сообщения
Adblock detector